на главную
(495) 105-91-45
с 11-00 до 19-00 пн-пт


Истории и легенды гималайских долин. Часть 5.

авиабилеты | визы | фото

Березы

Русские березы. Как часто мы думаем в дальних путешествиях и мысленно связываемся через них с родной землей, с бескрайними просторами, перелесками, опушками, осенними грибами! Как часто слышим мы от наших знакомых и друзей из разных уголков мира, немного с упреком, немного с раздражением – и что вы нашли в развесистой клюкве, лаптях и русских березах?! Но с этим мы рождаемся, потому что любовь к березе имеет свою историю и связана с давними традициями русского народа, с его культурой и бытом. Берестяные грамоты и посуда, березовый сок и березовый веник для бани – все это пришло из далекого славянского прошлого. И лечили березой, и обогревались, и украшали ее на великие языческие праздники, и водили хороводы средь березок и пели о них песни, и славили красоту.
В семье наших друзей Судов из городка Куллу, на фестивале ракхи, старый священник повязал нам обрядовые шнурки на запястье. В них была вплетена то ли бумага, то ли плотный материал бежевого цвета. Мы поинтересовались о его происхождении. И священник ответил, что это – кора березы – священного дерева. В храмах северной Индии так же используется береза для совершения обрядов. Но где же растет индийская береза? К сожалению, сейчас в Гималаях ее осталось мало, а растет она высоко в горах, начиная с трех тысяч метров. И мы вспомнили, что путешествуя через перевалы часто обращали внимание на белоствольные деревья, так похожие на русские березы. Но тогда было трудно даже представить, что в Индии, в Гималаях повстречаемся со старыми знакомыми такими родными и любимыми березками. А в мае месяце рядом с перевалом Чандракани, что находится над Наггаром, увидели мы и небольшой березовый лес. Как-то в разговоре с одним из местных жителей поделились своей радостью от этой встречи и рассказали о значении березы для русского человека. Житель Наггара в свою очередь, отвел нас в сарай, где хранились старые вещи, и показал плошки и миски, сделанные из бересты. Еще во времена его бабушки все местное население пользовалось берестяной посудой. К сожалению, сохранились только эти изделия. Из бересты же делали и короба для хранения зерна, и детские игрушки и специальные коврики на окна и двери. Их обвязывали шерстяной материей и утепляли дома в зимнее время.
Какой удивительный уголок индийской земли – западные Гималаи! Здесь можно повстречать огромные кактусы, покрытые снегом и обезьян на елках, здесь поздним летом и ранней осенью собираешь грибы – белые, маслята и рыжики, индийские храмы здесь утопают в яблоневых садах, в дремучих лесах стоят маленькие избушки, где проводятся ягьи. Здесь можно поклониться белоствольной березе – священному дереву для жителей северной Индии.

История о том, как маланцы выбирают себе пару

Высоко в горах, среди многовековых кедров и елей расположилось село Малана. Доехать туда невозможно, а переход по еле заметным тропам, через перевал потребует немалых усилий. По преданиям, в Малане живут потомки солдат армии Александра Македонского, который не решил перейти реку Биас, и выслал вперед отряд. Разведчики заблудились, не смогли найти дорогу назад, остались в Гималаях и смешались с местным населением. Не ведают жители Маланы законов долины, живут уединенно, не признают они пришлых людей, настороженно относятся ко всему новому, пришедшему снизу. Управляют жители своим «государством» всенародно. Потому и сохранились в этой гималайской деревне уникальные обычаи и традиции.
Иностранцев в этой высокогорной деревеньке не очень приветствуют. Мы познакомились с некоторыми ее жителями в Наггаре, на ежегодной весенней ярмарке, и они пригласили нас в гости. Дорога заняла всего два дня - мы шли медленно, любуясь высокогорными пейзажами. И, наконец, перед нами раскинулось загадочное поселение потомков греческих воинов. Наши знакомые, встретив нас радушно, предупредили: В храм не заходить, к священным камням не прикасаться, с незнакомыми маланцами не улыбаться!
С юных лет мальчики и девочки Маланы живут отдельно от своих родителей в большом доме. К ним приставлены воспитатели. Они следят за порядком, обучают детей ремеслам, работают с ними на земле, помогают ухаживать за скотом. Ребята взрослеют, присматриваются друг к другу – кто кому подходит по характеру. Наступает день совершеннолетия и молодые люди, достигшие положенного возраста, идут на поляну, окруженную огромными кедрами. Здесь начинается забег на сто метров. Бегут пары – девушка и юноша. Девушка прибежала первой – ее решение. Выбирает ли она своего соперника в беге союзником в жизни? Юноша прибежал первым – его решение. Часто пары уже складываются до забега и дистанция в сто метров – дань старой традиции и прощание с вольной жизнью. Но иногда разворачиваются на «стадионе» драмы об отвергнутой любви и тайных желаниях, о предательстве и верности. А сколько раз забег заканчивался потоком слез и трагедией одиночества на долгие годы!
Для жителей гималайских долин свадьба – разорительное «предприятие». Маланцы не устраивают свадьбы. Если ладо (юноша) и лади (девушка) понравились друг другу и решили жить вместе, они могут игнорировать традиционный забег. Ладо платит двадцать рупий (13 рублей) в храм. Он может жениться столько раз, насколько хватит ему денег, чтобы платить храмовой казне. Что такое развод маланцы не знают. Женщины также могут неоднократно выходить замуж. Для замужества у маланцев нет преград, даже возраст не имеет значения. Семнадцатилетний юноша может жениться на сорокалетней женщине, у которой был уже не один муж и наоборот. И никто не возмущается, не осуждает. В Малане не было еще случая драк из-за ревности и насилия. Личная жизнь строится только по желанию партнеров.
Есть один древний обычай у семейных пар. Если в деревню пришел мужчина из далекой долины Спити (Малый Тибет), то муж, вместе с обедом, чаем и ужином предлагает ему и свою жену. Но это касается только мужчин из Спити. Остальных они не пустят на порог дома. Маланцы считают, что их род вышел из Малого Тибета, и по-родственному они делятся всем, что им дорого.

Русские березы и князь гималайской долины Спити

Долина Спити находится на восточной окраине штата Химачал Прадеш. Спити (Spiti) на местном диалекте означает - место драгоценности. Но этот уголок Западных Гималаев еще называют Малым Тибетом, потому как уклад жизни местного населения, подвергся большому влиянию тибетских традиций и обычаев. Этот район граничит с западным Тибетом. Когда-то через долину проходил торговый путь в Лхасу, а буддистские монахи спокойно путешествовали из Лхасы по всем монастырям, расположенным по течению многих рек. До сих пор в этих местах традиции буддистской религии соседствуют с тибетской традицией Бон, связанной, в основном, с магией и колдовством. Дорога в долину Спити из долины Куллу лежит через два перевала, высотой более четырех тысяч метров. По гималайским меркам - это невысокие перевалы, но они открыты лишь три месяца в году.
Как-то, путешествуя в долину Спити, мы остановились около небольшого придорожного кафе – дхабы отдохнуть и попить чая. Здесь и произошла еще одна встреча с индийской березой, которая имела продолжение и способствовала интересному открытию. Дорога в долину проходит на высоте около трех тысяч метров. Растительность здесь скудная. Около небольшого строения мы обратили внимание на березовое полешко.
- Откуда у вас это полено? Неужели Вы привозите березу через перевалы? – спросили мы хозяина.
- Что вы! Видите вдали, на склонах гор растут деревья? Это все что осталось от березовых лесов. Многие деревья вырубили, многие затем, погибли от оползней, да и сейчас последние березы засыхают и умирают. Не останется в этих местах священных деревьев! – он вздохнул, и на прощание протянул березовую кору.
Мы взяли ее с собой в путешествие, надеясь еще отыскать следы индийской березы в Гималаях. В городе Казе – столице района Спити, нам рассказали, что когда-то, через эту долину перевозили березовую кору в Лхасу и предложили обратиться к учительнице местной школы за разъяснениями. Она, мол, многое знает, и дома у нее есть старинные вещи.
- Попробуйте напроситься в гости. Народ здесь добросердечный и она примет вас с большим удовольствием, - с этим напутствием мы отправились на поиски местной школы.
Надо сказать, что город Каза небольшой, скорее похожий на поселок. Такие деревеньки часто встречаются в высокогорных районах. Местная государственная школа была единственной в городке. Показав березовую кору молодой женщине, мы начали расспрашивать ее о священном дереве, и в свою очередь рассказали о российской березе.
- Это очень интересно! У меня дома действительно хранятся уникальные вещи. Но нам надо ехать в Данкар, а прежде чем вас пригласить, мне нужно посоветоваться с братом. Тем более он знаток истории и всех традиций долины Спити. Приходите вечером в гости. Надеюсь, что брат будет дома, - и молодая женщина царственным наклоном головы дала понять, что разговор окончен.
Было что-то необычное в поведении простой учительницы. Ее манера держаться, расправленные плечи, приподнятая голова, немногословность, да и произносила она фразы каким-то покровительственным тоном. А вечером мы пришли к ней в гости. Большую площадку перед домом не украшало ни одно деревце, ни один цветок, зато пришлось преодолевать огромную лужу, чтобы подойти к расшатанной деревянной лестнице, ведущей на второй этаж. Белая краска на фасаде дома облупилась, то ли он времени, то ли он суровых зим с их ветрами и обильным снегом. Молодая, уже знакомая женщина проводила нас в комнату, где ждал симпатичный человек средних лет. Подали чай, сухие фрукты, орехи. Комната была просторной и обставлена великолепной деревянной мебелью. Старинные бронзовые, каменные и деревянные скульптуры богов стояли на мозаичных каменных подставках. Здесь же висели буддистские танки – иконы и находился алтарь с большой золотой фигурой Будды в центре. Мы начали неторопливую беседу. Хозяин дома сказал там, что он всегда интересовался историей России, ее культурой и искусством. Но особенно он любит русскую литературу.
- А что Вы читали? Вероятно Толстого, Пушкина…,- спросили мы хозяина дома, зная, что в Индии этих российских авторов почитают и любят.
- Я читал Толстого, но он мне не очень понятен. К сожалению, не знаю Пушкина. Но мне очень близок Достоевский. Особенно его «Идиот» и «Братья Карамазовы». А люблю я поэзию Пастернака.
Нашему удивлению не было предела. Мы смотрела в окно, где виднелись безжизненные фиолетовые и оранжевые горы Малого Тибета, где заходящее солнце расцвечивало белые дома жителей в желтый цвет и откуда огромная лужа перед домом отражала розовые и малиновые облака. А внутри комнаты тихо лилась беседа о Достоевском, о Пастернаке, об особенностях российской культуры. Мы показали березовую кору этому удивительному человеку, спросили об ее использовании здесь, в долине Спити. И хозяин дома поведал нам, что в далекие времена монахи перевозили бересту в Лхасу, где на ней писались священные буддистские тексты. Береза на местном языке – Бходж Патра, что означает листья, использованные под бумагу или письмо. Уже из Лхасы берестяные грамоты возвращались в буддистские монастыри северной Индии. Несколько таких текстов есть и у него дома, в Данкаре, но они очень древние, так что познакомиться с ними можно будет только издалека. Договорившись о встречи на завтра, мы покинули необыкновенный дом в центре городка Казы. Здесь индуистские боги соседствуют с буддистским алтарем, а хозяин дома любит Достоевского и Пастернака. Здесь березовая кора приоткрыла нам свою историю путешествия буддистских берестяных грамот по горным дорогам великих Гималаев и Тибетского плоскогорья.
На следующий день в гостинице мы встретились в одним из проводников по долине Спити. Он спросил, как прошла встреча с правителем долины.
- У местного царька мы не были, зато встретили интересного человека, который прекрасно разбирается в российской культуре, - и мы рассказали о вчерашнем знакомстве.
- Так вы познакомились с Ноно-джи, князем. Об этом уже говорят в Казе. Эта семья известна в Гималаях. Когда-то, в 14-16 веках Такуры из Спити правили не только здесь за перевалами, но и в долине Куллу, - прокомментировал наш рассказ молодой человек.
К сожалению Ноно-джи срочно вызвали в другую долину, и в его резиденцию нам не удалось попасть, потому гималайских берестяных грамот мы не увидели. Но сестра князя передала его приглашение на свадьбу, которая и состоялась на следующий год. В подарок мы ему привезли изделия российских народных промыслов из бересты. Сейчас они стоят у него рядом с древними скульптурами индийских и буддистских божеств.
Священные индийские берестяные грамоты не давали нам покоя, но обнаружить письмена оказалось не так легко. Мы спрашивали о них в Национальном архиве и Национальном музее в Дели, в Куллу и в Кангре. Лишь девять месяцев спустя на выставке древних манускриптов Индии в Национальном музее удалось увидеть небольшой кусок берестяной коры с изящными буквами санскрита. Этот манускрипт из Кашмира повествовал об одном из подвигов Кришны. Работники музея посоветовали поискать священные тексты на севере Индии и на Тибете. Может быть, на перепутье гималайских дорог, небольшой кусочек березовой коры, данный в дорогу у придорожного кафе, приведет нас еще к одной встрече с берестяными индийскими грамотами.




 

 

главная | о компании | контакты | статьи | новости сайта | отзывы

Турцентр «Кайлаш» в социальных сетях: Facebook, В контакте, Twitter, Instagram

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
 

Copyright © 2002-2017 Информационно-туристический центр «Кайлаш». Все права защищены
(495) 105-91-45, mail@kailash.ru

Номер в едином федеральном реестре туроператоров МТ3 018484