на главную
+7(495) 105-91-45
с 11-00 до 19-00 пн-пт


Новости

02.04.2010: Как Индия борится с терроризмом




ТАРИХ МАХИВУДДИН, RT: Во-первых, я бы хотел спросить вас по поводу общей ситуации с точки зрения безопасности и правопорядка в Пакистане. Расскажите нам о мерах, которые принимают власти Пакистана, в особенности министерство внутренних дел, с целью защитить города от террористов и боевиков, атакующих с северо-запада страны?
ТАСНИМ АХМЕД КУРЕШИ, министр внутренних дел Пакистана: Когда правительство пришло к власти и начало действовать, возникли сразу же сложные и срочные проблемы, и войну против терроризма мы считаем одной из главных проблем.

Позиция правительства по этой проблеме абсолютно четкая, именно поэтому мы включили ее в список наших приоритетов и приняли стратегию по борьбе с этим злом, с целью взять это под контроль. В ходе первых 8 месяцев работы текущего правительства мы пользовались тактикой диалога с этими людьми на племенных территориях, и осознали, что они хотят нанести вред государству и народу Пакистана. Вы можете называть их как вам угодно: боевики, экстремисты, террористы. Как их не назови, ясно одно: эти силы пытались пойти против правительства и насадить свое собственное правосудие. И хотя мы знаем реалии, мы выбрали диалог с этими силами. Этот факт мог вызвать некий разброд в верхушке партии: некоторые склонялись к более радикальной позиции против этих сил, особенно с учетом того факта, что этот диалог с террористами, которые сражаются против правительства и проводят свою политику, является нарушением принципов партии.

Однако мы осознали, что это была тупиковая стратегия, особенно после того, как местные власти на северо-западе страны не смогли установить контакт с этими силами.

В таких условиях было необходимо начать военные действия. Я думаю, наши военные были успешны в регионах Сват и Малаканд, в наших рядах тоже пролилась кровь, однако это было ради безопасности, верховенства закона и правительственных институтов в регионе.

В результате военных действий в Свате боевики отошли в Южный Вазиристан и стали угрожать центральному правительству в этом регионе. После провала в Свате они начали искать другие месте, где они могли бы заниматься своей антиправительственной деятельностью. В результате число терактов выросло.

Таким образом они пытались нанести удар по силам охраны правопорядка и спецслужбам. Города Пакистана стали свидетелями усиления насилия и увеличения числа террористов-смертников. Мы, как министерство внутренних дел, должны были принять меры и остановить террор.

Поэтому мы пошли на более жесткие меры.

Разрешите мне объяснить одну очень важную вещь. Какова главная причина отсутствия безопасности, закона и порядка? Я думаю, что тому есть социальные и экономические причины. Во-первых, это безработица и недостаточная экономическая развитость Пакистана. 

Кроме того, существуют определенные силы, которые работают против нас, пытаясь незаконно вмешаться в дела государства в регионе. Мы виним эти силы также в ухудшении ситуации с безопасностью и экономикой Пакистана.

В этом случае мы продолжаем расплачиваться за ошибки других. Сочетание этих факторов вносит в свой вклад в рост терроризма и экстремизма в нашем обществе.

Именно это привело к тому, что Пакистан оказался в кризисе. Разрешите объяснить. Как вы знаете, мы живем в период афганского джихада. Некоторые силы в погоне за своими интересами превратили регион в пространство боевых действий. Выяснилось, что Пакистан должен за эту тупиковую ситуацию расплачиваться, причем по высокой цене. Если мы попробуем определить материальный эквивалент этим потерям, это будет примерно в 4 миллиарда долларов.

Однако, нам удалось донести до них простую истину: Пакистан стал заложником конфронтации вышеупомянутых сил и понес большие потери. Теперь мы призываем их разделить ответственность с нами и не ставить себе целью использование этих потерь в качестве повода для обвинений. Если они действительно являются нашими друзьями – как они это заявляют, они должны в определенной степени разделить с нами это бремя последствий афганского джихада, а не делать вид, что они не имеют к этому региону никакого отношения.

Я бы хотел подчеркнуть еще раз, что нам не нужно содействия, и мы не намерены просить о нем. Однако мы просим экономического содействия в другом смысле: к примеру, открытия иностранных рынков для наших товаров. Это может дать толчок нашей обнищавшей экономике. Нам не надо помощи, нам нужна торговля.

- Вы рассказали нам об общей стратегии властей Пакистана по безопасности и правопорядку в стране, особенно в племенных зонах. Я бы также хотел поговорить о городе Карачи, который был в центре внимания национальных и международных СМИ после ареста одного из лидеров Талибана - Муллы Абдул Гани Барадара. Как вы считаете, США пытаются давить на Пакистан с целью поимки других крупных лидеров, потому что они, как мы видели в случае с этим арестом, находятся в Пакистане?

- Дайте-ка я вам кое-что объясню. Никто на нас никакого давления не оказывает, у нас нет планов работать в интересах какой-то другой стороны. Наш главный приоритет – интересы Пакистана. Сюда относятся безопасность нашей страны, ее стабильность и сохранение нашего суверенитета. Вот на этом мы фокусируем наше внимание.

Если нам сообщают о присутствии враждебных элементов, мы предпринимаем соответствующие действия.

Я бы хотел сказать, что наши службы безопасности имеют свои собственные источники и предоставляют нам необходимую информацию. Это помогает нам выслеживать враждебные элементы, где бы они ни находились. Не стоит полагать, что мы действуем, когда получаем информацию из-за рубежа. Это не так. Сначала мы проверяем сведения по нашим каналам, а затем принимаемся за работу.

Проблема с Карачи, как я сказал, состоит в том, что перед нами стоят серьезные проблемы в том, что касается безопасности и правопорядка. Большая часть проблем вызвана высокой плотностью населения и безработицей.

Что случилось в Карачи – это повторение событий в Малаканде, Свате и других племенных районах. Террористические организации вербуют молодых людей, предоставляя им еду, жилье и щедрую плату. Это приводит молодежь в их ряды. Теперь мы пытаемся объяснить мировому сообществу суть проблем, связанных с терроризмом. Представители мирового сообщества, особенно страны, которые называют себя друзьями Пакистана, должны выполнять свои обязательства перед Пакистаном. К примеру, США обещали помочь Пакистану по программе Кэрри-Лугара. Мы страдаем больше всего от того факта, что в результате афганского джихада США бросили Пакистан и оставили его наедине с этими оголтелыми вооруженными экстремистами. И им ничего не оставалось делать, кроме как присоединиться к вооруженным группировкам. 

Мы не сможем действовать в этом регионе без реальной поддержки со стороны международного сообщества. И если здесь не установятся мир и согласие, я думаю, что анархия и страх распространятся по всему миру, и тогда мы снова вернемся в эпоху полного коллапса. 

- Как я понял из вашего ответа, вы призываете к региональному сотрудничеству в борьбе против терроризма и экстремизма, в котором Индия, Афганистан и другие страны мира могли бы участвовать. После длительного перерыва переговоры между Индией и Пакистаном снова начались. Насколько оптимистично вы смотрите на перспективы переговоров?

- Как вы знаете, мы продолжаем обсуждать этот вопрос и я не настроен делать какие-либо заявления, которые могут повредить контактам между двумя государствами. 

Мы продолжаем поднимать вопрос насчет присутствия как минимум 16 индийских консульств в Афганистане. Мы задаемся вопросом, какие функции они выполняют? Все всем ясно. Однако ситуация портит общую атмосферу в регионе и не помогает решить проблему. Наши заявления – искренние и четкие. Если индийское присутствие в Афганистане дестабилизирует ситуацию в Пакистане, это напрямую отразится на ситуации в югоазиатском регионе. А если ситуация в Пакистане дестабилизируется, все должны осознать одну простую истину: катастрофа затронет весь регион, причем Индию в первую очередь. Сегодня у нас есть возможность для диалога, даже если этот диалог будет затянутым. Этот диалог поможет нам разрешить наши проблемы и разногласия, включая проблему Кашмира, проблему водных ресурсов и терроризм.

Я думаю, что народы Индии и Пакистана понимают, что война – это не решение проблемы. Мы представляем собой бедные государства. Потому правительства двух стран должны отказаться от упрямства в своей позиции, от политики достижения сиюминутных выгод - и думать о процветании народа, которое может быть достигнуто посредством всеобъемлющего диалога. Я не вижу ни одной причины, почему эти переговоры не могут привести к успеху.

- Некоторые говорят, что американские и пакистанские спецслужбы сотрудничают в целях поимки в Пакистане боевиков Талибана и Аль-Каиды. Расскажите нам, пожалуйста, о масштабе этого сотрудничества, с учетом того, что власти Пакистана отрицают сам факт наличия сотрудничества между их военными и американскими силами?

- В отношениях с США мы заинтересованы в сотрудничестве спецслужб, чтобы положить конец терроризму и экстремизму. Иногда американцы заявляют, что Осама Бен Ладен прячется в Белуджистане. Но когда мы просим доказательств, они отказываются их нам предоставлять.  

Однако как только мы получаем данные о присутствии враждебных элементов, мы незамедлительно предпринимаем необходимые действия. Однако мы не получали информации о главарях террористов и их предполагаемом местоположении на нашей территории. Если у американцев есть сомнения, нам стоит встретиться и все обсудить. После мы сможем принять необходимые меры.
http://www.inosmi.ru

 



 

главная | о компании | контакты | статьи | новости сайта | отзывы

Туроператор «Кайлаш» в социальных сетях: Facebook, В контакте, Twitter, Instagram

Яндекс.Метрика
 

Copyright © 2002-2019 Туроператор «Кайлаш». Все права защищены
+7 (495) 105-91-45, mail@kailash.ru

Номер в едином федеральном реестре туроператоров РТО 018484