на главную
+7(495) 105-91-45
с 11-00 до 19-00 пн-пт


Новости

09.10.2010: Концепция "скрытых земель" в тибетском буддизме



Само понятие «скрытые земли» (тиб. sbas-yul) неразрывно связано с традицией терма тибетского буддизма. В традиции тантры тибетского буддизма огромное значение придается передаче учения – это самый важный аспект практики. Учения традиционно передаются от учителя ученику посредством ритуалов, церемоний посвящения. Считается, что для тех, кто не получил посвящения, изучение и практика тантры чреваты опасностью и не приносят пользы. В источниках школы Ньингма тибетского буддизма различают три вида линии преемственности по способу передачи практик и ритуалов: длинная линия устной передачи от учителя ученику - кама (тиб. bka ma), глубокая передача – дак нанг (тиб. dag snang), связанная с чистым видением, и короткая линия – терма (тиб. gter ma) [Далай-лама, 2002, 54].

Тер (тиб. gter) означает «клад», «сокровище». Терма – это система передачи открытых тертонами тайных учений-кладов буддийского учения, сокрытие которых на благо будущих поколений приписывают Падмасабхаве. Тертон – это человек, который обнаруживает эти «клады». Терма, в большинстве своем, – это тантрийские тексты, в особенности, относящиеся к разделу высших тантр, наиболее глубоким и сложным тантрийским учениям. К тому же терма – это самые прямые, не требующие толкования учения, изложенные просто, практично и с большим мастерством, что делает их легкими для понимания и практики. Кроме текстов наставлений по медитации и ритуалам, в терма могут содержаться пророческие тексты, предсказывающие будущие события и дающие рекомендации [Тулку Тхондуп, 2006, 215–222], ритуальные предметы, статуи. Хотя временной интервал между сокрытием и открытием терма может быть довольно продолжительным, эта линия преемственности наиболее прямая, поэтому она называется короткой. Так, в такой линии передачи между учителем, сокрывшим «клад» в VIII в. и, например, современным тертоном нет больше никого. Такая схема исключает появление каких-либо искажений в учении.

В Тибете терма существуют в различных школах тибетского буддизма, но наиболее богата ими школа «старых переводов», Ньингма, в которой терма составляют значительную часть учений и практик. Полный список терма насчитывает тысячи текстов [Тулку Тхондуп, 2006, 61].

Традиция терма не является чисто тибетским изобретением. Ранними формами терма считаются сутры Будды Шакьямуни, спрятанные нагами и впоследствии обнаруженные Нагарджуной во втором столетии. Но особенно принцип непрекращающегося откровения получил широкое распространение именно в Тибете [Dudjom Rinpoche, 1991, 743–744; Тартанг Тулку, 1998, 15].

Местности, где как предполагалось, были сокрыты многочисленные терма, назывались «скрытые земли» или «скрытые долины» (тиб. sbas-yul). Возникновение «скрытых земель» связано с именем Гуру Падмасабхавы, которого почитают в Тибете как Второго Будду. В тибетской традиции говорится, что когда Падмасабхава в VIII в. путешествовал через Гималаи, он посетил и благословил множество районов, как большие и малые скрытые долины. Согласно терма Ригдзина Джигме Лингпы (1728–1798), Падмасабхава идентифицировал шесть стран (Тибет, Индия, Сикким, Бутан, Афганистан, Непал) и пять долин, как священные земли нахождения терма. Четыре из пяти долин находятся в Тибете, а одна – в Сиккиме [Chowang, 1998, 11]. Считается, что Падмасабхава благословил эти земли и сокрыл в них большое количество текстов-терма (тиб. сhos), терма богатства (тиб. nor) и священных объектов (тиб. dbang gter), вверив их охрану местным божествам охранителям и дакини (букв. «обитающие в пространстве»).

Каждая из скрытых долин в тибетском буддизме рассматривается как дворец или мандала какого-либо Будды или божества-охранителя буддийского учения. Одной из наиболее известных скрытых земель является район Пема-ко на юго-востоке Тибета. Долина Пема-ко окружена кольцом гор, которые делают этот район труднодоступным для путешественников. Добраться туда возможно только летом, когда перевалы не завалены снегом. Впервые легенды о Пема-ко стали распространяться в Тибете в середине XVII в.

Идентификация скрытых земель в этом районе связана с именем Тагшампы Нудена Дорже (1655–1708), знаменитого ньингмапинского тертона из Восточного Тибета. В своем пророческом руководстве Цасум идам гонг-ду (тиб. Rtsa-gsum yidam dgomg dus) он описал восемь скрытых земель, которые «подобно лепесткам лотоса распускаются в Тибете», и в центре этого лотоса находится Пема-ко, который в свою очередь также делится на 12 внешних территорий, 40 внутренних и 16 тайных территорий.
Пемако, большой изгиб реки Брахмапутра.


Пема-ко
Фото: hichoslew

В своих медитативных видениях Тагшампа воспринял эту непокоренную дикую область как географическое проявление Ваджраварахи, своего идама (тиб. yi dam – главное божество медитации, которое визуализируется в практике тантры). Ритуальное паломничество тертона проходило через чакры ее тела, расположенные по течению реки Брахмапутры, которая символизирует центральный канал, берущий начало в «макушке» в Тибете и заканчивающийся в ее «лоне», в джунглях Северной Индии. Таким образом, внешнее путешествие через лесные чащи преображалось во внутреннее путешествие раскрытия своей истинной природы, а сам ландшафт становился отражением мандалы тела йогина, визуализируемой в процессе медитации. Данное руководство Тагшампы стало основой для последующего изучения Пема-ко и идентификации «чакр» в начале следующего века [Sardar-Afkhami, 1996, 1–5]. «Чакры» божества представляли собой определенные географические районы, и каждый лама идентифицировал их согласно своему собственному видению.
Для буддийских йогинов физический ландшафт Пема-ко служил своего рода географической ссылкой на более глубокие уровни медитативного видения. Так, руководство по нахождению скрытой земли Проливающая свет сеть описывает гору Ринченпунг, которая согласно Тагшампе находится в сердечной чакре Пема-ко, на внешнем уровне просто как скалу в форме «наклоненного шатра»; на внутреннем уровне как дворец херук; на тайном уровне эта гора описывается, как мандала эмоций и мыслей, представленная ста мирными и гневными божествами тантры «Шитро»; а ее сверхтайная реальность сопоставляется с не двойственной осознанностью мандалы изначального Будды Самантабхадры, который символизирует абсолютную реализации.

Считалось, что для обычного паломника, у которого нет способности подобного видения, физическое путешествие в район Пема-ко становилось опытом раскрытия своей истинной природы. Воинственные местные аборигены виделись, как гневные охранители скрытой земли, ядовитые змеи на пути считались опорой для внимательности, а разбойники на пути в эту скрытую землю ассоциировались с теми, кто очищает от негативной кармы [Sardar-Afkhami, 1996, 9–10].
С божеством Ваджраварахи ассоциируется еще одна священная местность Цари в юго-восточном Тибете. Подобно множеству других сакральных мест, Цари видится как мандала с воротами по четырем основным направлениям, через которые можно проникнуть в центральную, самую священную часть мандалы под названием Чистая Кристальная Гора (тиб. Dag pa’i shel ri). На символическом языке тантры эта гора по своим очертаниям ассоциируется с телом Важдраварахи, особенно с ее половыми органами. По предположению Х. Димбергер, возможно именно по этой причине женщинам-паломникам до сих пор не рекомендуется посещать центральную часть этой «мандалы» [Diemberger, 2007, 51, 96].
Следует особо рассмотреть концепцию «ворот» (тиб. gnas sgo). В центр любой скрытой долины ведут четверо «ворот», расположенных географически по четырем сторонам света. Открытие «ворот» в скрытую землю являлось очень важным моментом. Именно после такого открытия, которое мог осуществить только буддийский мастер высокого уровня и в определенное историческое время, которое вычислялось по определенным знакам, указанным в специальных текстах-руководствах, обычные люди могли посещать данную местность с пользой для себя. Считается, что если открытия не произошло, то настоящая скрытая земля не будет видна со всеми своими «сокровищами». То есть, восприятие паломников этой священной местности будет различно в случае, если данная земля была открыта тертоном, и в случае, если она не была открыта.
Поэтому открытию скрытых земель придавалось очень большое значение. Так, в наставлении, которое Падмасабхава давал царю Тибета Трисонг Децену относительно открытия в будущие времена скрытой земли Кхембалунг в Непале, говорится следующее: «…ты не должен лениться. Если ты скажешь, что я пойду в следующем году или через год (т.е. будет откладывать открытие земли) тебя будет угнетать бремя страданий, и ты лишишься счастья в жизни. И из-за этих условий не многие люди смогут посетить это место» [Reihhard, 1978, 21]. Также ясное представление о том, насколько важную роль мастера Ньингма отводили открытию скрытых земель, передают слова ньингмапинского ламы Шадпы Дорже (р. 1697), обращенные к ученику: «Ради пользы других, обращай их к Дхарме, главным образом, покоряя, охраняя и продолжая открывать скрытые священные места. Ты должен делать все, что в твоих силах!» [Erhard, 2003, 662].



Пемако, речная долина Ярлунг Зангпо.
Фото: hichoslew

Судя по всему, обнаружение ворот в скрытую землю было делом не из легких. Так, согласно исследованию Браен-Долмы, местоположение ворот не является статичным, а меняется в зависимости от времени года (осенью с востока, зимой с юга, весной с запада, и летом с севера). Поэтому всегда существовали руководства-указания (тиб. lam yig) по обнаружению скрытых земель и входов в них. Они также давали разного рода полезную информацию, например, как преодолевать препятствия на пути, в каких местах делать стоянки, что употреблять в пищу, какие подношения делать местным духам-охранителям и т.д. Так, в автобиографии Катогпа Сонама Гьялцена (1466–1540), который составил письменное руководство своим ученикам по открытию «западных ворот» (тиб. nub sgo) в скрытую долину Сиккима, рассказывается о трудном процессе нахождения «восточных» (тиб. shar sgo) и «южных ворот» (тиб. lho sgo). Сонам Гьялцен вел свой поиск в районе резиденции своего дяди Джагла Еше Бупа, который снабдил его необходимым руководством. В конце концов, он обнаружил «западные ворота», из которых отправился в место под названием Гегья Джагмалунг (тиб. dGe rgyas ‘Jag ma lung); затем, пройдя через «внутренние ворота» (тиб. nang sgo), которые носят название Яма Тагри, Сонам Гьялцен во главе с небольшой группой своих последователей вошел во внутреннюю часть этого священного региона [Erhard, 2003, 15].

Одним из наиболее ярких примеров деятельности открывателей скрытых земель во второй половине XVII в. явилось учреждение в Сиккиме нового правительства во главе с избранным тертонами дхармараджей Пунцогом Намгьялом. Так, в середине XVII в. трое лам, представители разных подшкол традиции Ньингма – Лхацун Ченпо (1597–1660), Катог Ригдзин Кунту Зангпо (год рождения не известен), Нгадаг Семпа Ченпо (1591–1656) – практически одновременно отправились в «скрытую землю» Демоджонг открывать терма. Имена этих лам, с чьей деятельностью ознаменовалась новая эпоха в истории Сиккима, очень хорошо известны в истории этого небольшого гималайского княжества. Самый знаменитый из них, Лхацун Ченпо прошел через «северные ворота» и прибыл в Юксум. Нгадаг Семпа Ченпо вошел в Сикким из Тибета со стороны Гуге и Нгари через «южные ворота» Третий лама, Катог Ригдзин прибыл в Сикким, пройдя через «западные ворота» [Rigdzin Ngodup, 2003, 83].

Согласно предсказанию Гуру Падмасабхавы, «северные ворота», через которые прошел Лхацун Ченпо, были наиболее труднопроходимыми из всех четырех ворот, открывающих путь в скрытую землю Демоджонг [Chowang, 1995, 21]. Рассказывается, что когда Лхацун Ченпо пытался пройти в священную землю, охранитель Сиккима божество Канчендзонга сначала проверил его, появившись перед ним в образе белой гусыни, и только потом дал ему позволение открыть ворота в скрытую землю [Balikci, 2002, 22].

Прибыв, каждый свои путем, в скрытую землю Демоджонг, трое лам встретились в месте Юксум Норбуганг в 1642 г. В последующем, в честь этого события место их встречи было названо местными жителями «Юксум», что переводится как «Трое Высочайших» или «Трое лам» [Chowang, 1995, 22]. Здесь они провели совещание, и, руководствуясь предсказанием Падмасабхавы, изложенным в терма, отправили двух посыльных на восток на поиски четвертого человека, Пунцога Намгьяла. Он был приглашен в Юксум из Гангтока (Восточный Сикким). В том же году Лхацун Ченпо, Нгадаг Семпа и Катог Ригдзин возвели Пунцога Намгьяла на престол в традиционной форме в присутствии большого количества местных жителей, как первого Чогьяла (санскр. дхармараджа – «тот, кто правит, согласно принципам буддизма») Сиккима, наделив его духовной и светской властью. Это событие послужило началом династии Намгьялов в Сиккиме [Bumalendra, 1995, 43].

Пик деятельности тертонов по поиску «скрытых земель» приходится на XVII–XVIII вв., что отчасти объясняется сложной религиозно-политической обстановкой и гонениями на школу Ньингма в Центральном Тибете. Так, когда хошоутские монголы вторглись в Центральный Тибет в сер. XVII в., ньингмапинский тертон Джецун Ньингпо (1585–1656), открывший терма-руководство по проникновению в Пема-ко, дал указание своему ученику Дудулу Дорже (1615–1672) открыть путь в эту скрытую землю и обратить местные племена Пема-ко в буддизм. Дудул Дорже совершил паломничество вокруг Пема-ко, открыл много учений терма и последовательно передал свои учения Тагшампе Нудену Дорже, с чьим именем связано открытие многих скрытых земель в этом районе [Sardar-Afkhami, 1996, 2]. Также ламы направлялись туда не только, чтобы избежать неприятностей с монголами, но и для того, чтобы влиять на стабилизацию политической обстановки в Тибете. Так, Ф.-К. Эрхард в своем исследовании приводит пример деятельности в этом регионе Шадпы Дорже (р. 1697 г.), духовного наставника светского правителя Тибета Миванга Полханэя (1689–1747). В 1729 г. Шадпа Дорже отправился в Пема-ко, где провел различные ритуалы, в том числе умиротворяющие, для местных божеств-охранителей в целях стабилизации обстановки на южных рубежах и поддержки нового правительства Полханэя.

Для тибетцев «скрытые земли» представлялись своего рода тантрическим раем на земле, где можно было укрыться в неспокойные времена. Эти места обещали не только убежище, но также духовное преображение, о котором говорил Шадпа Дорже в следующих строках: «Сейчас, когда человек путешествует в эти священные горы, одни действительно испытывают невыразимый ужас, но в тоже время свободно, без усилий вспыхивает поток осознанности нового духовного переживания не концептуального союза блаженства и пустоты. Необычные звуки собрания Матерей, дакинь и Титанов, испускаются глубокие вздохи, текут звуки тайных мантр; приятные запахи распространяются повсюду и тому подобное. Проявление всех этих вещей могли наблюдать разные люди и этого уже самого по себе достаточно для того, чтобы эти места становились объектами почитания!» [Erhard, 2003, 666].

Считалось, что человек, посетивший скрытую землю, накапливает огромные духовные заслуги. Так, одно паломничество в Пема-ко приравнивалось к тридцати девяти посещениям древнего храма Джокханг в Лхасе. Притягательность скрытой земли была настолько велика, что паломники из разных районов Тибета, рискуя своей жизнью подвергнуться нападению со стороны местных диких племен Мишми и Абор, ежегодно совершали паломничество в Пема-ко [Sardar-Afkhami, 1996].

«Скрытые земли» – это реально существующие географические районы, как правило, отдаленные и труднопроходимые, на территории которых, как считалось, находилось много скрытых еще в VIII в. терма. Каждая «скрытая земля» рассматривалась как мандала какого-либо буддийского божества, в которой любой топографический объект имел свое символическое значение и функцию. Открытию этих земель в традиции Ньингма придавалось большое значение. Так, в результате их открытия тертоны обнаруживали новые циклы учений терма и распространяли их среди местного населения, до этого времени не очень склонного к буддизму. Таким образом, расширялась сфера влияния тибетского буддизма. И простые тибетцы, и политические лидеры очень серьезно относились к идее «скрытых земель», веря в то, что эти места особо благоприятны для духовной практики, а проводимые там ритуалы наиболее действенны. Поэтому в условиях нестабильной религиозно-политической ситуации в Тибете многие тертоны отправлялись в «скрытые земли» для проведения особых ритуалов, направленных на стабилизацию обстановки в стране. Со временем, открытые тертонами священные земли становились местами паломничества, которые активно посещались тибетцами и посещаются вплоть до настоящего времени.

В.А. Иванова (Краснодар)
http://savetibet.ru


 



 

главная | о компании | контакты | статьи | новости сайта | отзывы

Туроператор «Кайлаш» в социальных сетях: Facebook, В контакте, Twitter, Instagram

Яндекс.Метрика
 

Copyright © 2002-2019 Туроператор «Кайлаш». Все права защищены
+7 (495) 105-91-45, mail@kailash.ru

Номер в едином федеральном реестре туроператоров РТО 018484